Меню сайта

Категории каталога

Наш опрос

Любите ли вы Владимира Путина?
Всего ответов: 69

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

КОСОВО В РОССИИ - читать статью...

КОСОВО В РОССИИ

Не обернется ли Куликово поле полем Косовым?
Историческая справка:
КОСОВО ПОЛЕ - территория на Балканах. Историческая колыбель сербского народа, средоточие древних храмов и памятных мест. В 1389 году именно на Косовом поле сербские войска проиграли битву туркам-османам, что привело сербский народ к пятивековому турецкому рабству. С 1878 года - в составе Сербского Королевства, с 1918 года - в составе Соединенного Королевства сербов, хорватов и словенцев, с 1947 - в составе Социалистической Федеративной Республики Югославия. С 1999 года находится в натовской оккупации, а теперь отторгнуто от Сербии и передано во власть албанских экстремистов.
В 50-е годы в Югославии принимали массово бежавших из Албании от режима Энвера Ходжи людей, их расселяли на косовских землях. Благодаря этому процент албанского населения здесь вырос с 4% в 1947-м до 70% в 1991 году. Начавшиеся еще в 60-х годах попытки сербов обратить на это внимание объявлялись "великодержавным сербским шовинизмом". Получившие чисто этнический перевес албанцы начали сперва "мирную", а потом и открытую вооруженную борьбу за отделение края. Когда же сербы попытались сопротивляться, то их обвинили в нарушении права наций на самоопределение и применили к ним международные санкции.
Таким образом за неполные полвека исконно сербские территории оказались практически совершенно очищены от сербов в самом прямом, физическом смысле.
Вук Драшкович, сербский горе-политик, тем не менее, написал когда-то очень интересную книгу "Русский консул". В ней он рассказал, в частности, как в его родную деревню, находившуюся на территории Косова, в 30-х годах ХХ века пришли первые двое албанцев. Мальчик даже не знал, кто это такие, и удивлялся тому, что они едят руками, ходят в обносках, живут в заброшенном полуразвалившемся доме, выполняют за гроши любую, самую тяжелую работу - "арбанасы", как их называла бабка Вука, казались ему интересными экзотическими полуживотными.
Напомню: уже через 30 лет албанцы составляли в сербском Косове большинство населения. Чем это закончилось еще через тридцать лет, все знают. А начиналось с двух смешных "арбанасов".
В настоящее время борьба с религиозным и политическим экстремизмом объявлена в России одним из приоритетных направлений государственной безопасности. За ясно и четко, казалось бы, звучащими словами между тем не улавливается весьма расплывчатый смысл.
Создается твердое ощущение, что главными (или даже единственными) экстремистами в России являются сами же русские. А точнее - русская молодежь. Средства массовой информации чуть ли не ежедневно преподносят зрителям и читателям душераздирающие подробности историй зверских расправ над таджиками, африканцами, кавказцами, китайцами, представителями множества других национальностей, имевших несчастье приехать в Россию. Правоохранительные органы отчитываются о посаженных на срок от 3 до 18 лет "русских фашистах" в возрасте 15-20 лет. Недавно созданная Общественная палата тут же заявила, что именно борьбу с экстремизмом сделает одним из главных направлений своей деятельности. В Государственной думе идут дебаты о том, как усилить ответственность за "разжигание межнациональной розни"...
И опять-таки нигде не говорится, но отчетливо подразумевается, читается между строк, ощущается в воздухе, что эти самые экстремисты - русские и только русские.
Я не буду углубляться в совсем недавнюю историю. Я не буду вспоминать о побоище русского населения в Чечне в начале 90-х. Не буду говорить о восьми миллионах беженцев из Закавказья, Средней Азии и Прибалтики. Не буду заводить разговор о резне русского населения в Фергане в 1992-1994 годах и об издевательстве над ним в Латвии в настоящее время. Меня прежде всего интересует тот самый "кухонный вопрос", который толкает десятки русских мальчишек сперва на улицу с арматурой в руках, а потом в камеру с наручниками на запястьях.
Вопрос: все те, кто сейчас так стремится в Россию из "стран СНГ", чего они хотят? Недавно они хотели независимости. Они отстаивали ее против "русских оккупантов". Они ее отстояли. Мы (а точнее, наша власть) простили им ту кровь, которую они пролили, кровь наших детей, женщин и стариков. ЧЕГО ОНИ ХОТЯТ ТЕПЕРЬ? Почему они так стремятся на родину своих угнетателей? Почему не строят тот счастливый мир "без русских захватчиков", о котором мечтали, там, ДОМА? Или они внезапно выяснили, что без "захватчиков" могут строить только зинданы и мечети? Но простите, ПРИ ЧЕМ ТУТ МЫ? Надо же уважать их свободный выбор, сделанный в 90-х годах, и прямо на границе разворачивать обратно. В светлый и независимый рай. А если им там нечего кушать - опять же, ПРИ ЧЕМ ТУТ МЫ? И при чем тут наши мальчишки, которым сейчас пытаются объяснить при помощи тюремных сроков, что надо делиться работой, девушками, жизненным пространством, наконец, с совершенно чужими и чуждыми им людьми? И откуда, с какого потолка, спрыгнул к русскому народу действительно чудовищный, никогда не бывший ему свойственным национализм?! Ведь я-то, выросший в 80-х годах, знаю: у меня НИКОГДА и мысли не возникало, что мой народ - "самый-самый". Я знал, что я русский. И гордился тем, что советский. Но за "кухонным вопросом" стоит другой, куда более серьезный. Возможно, что все не так просто, как может показаться. И за волнами захлестывающей Россию эмиграции скрывается финал, для нас всех - ВСЕХ! - весьма печальный, но закономерный, если мы по-прежнему будем слепы и глухи.
Целые области России неотвратимо и быстро превращаются в наше, русское Косово. И это реальность, от которой нельзя отмахнуться даже самым большим сборником постановлений по борьбе с экстремизмом. Вновь не будем касаться того, что 70% преступлений в Москве совершаются выходцами с Кавказа и из Средней Азии, хотя это правда. У меня в архиве есть фотография, сделанная мной в моем родном городе летом 2004 года. На уличном бордюре кто-то написал мелом следующие слова: «Мы Россию поработим!(малый народ)».
Это вам не кривоватая свастика, нарисованная краской из баллончика на гараже, и не глупое "Чемодан, вокзал, Израиль!", написанное мелом в подъезде. Это коротко и емко изложенная кем-то посреди обычного тихого среднерусского города ПРОГРАММА ЭКСТРЕМИЗМА. И отнюдь не русского. И не попадающего в газеты и на телевидение, но от этого не перестающего существовать и развиваться. Экстремизма НАСТОЯЩЕГО, за которым огромные деньги и гигантские амбиции, большие возможности и упертый фанатизм. Того экстремизма, о котором предпочитает помалкивать наша власть. Просто потому, что признать его существование в России - значит расписаться в крахе своей национальной политики и волей-неволей начать с ним борьбу. А это сложно, долго и опасно для власти, потому что может кончиться собственным Гаагским трибуналом, как кончилось для Милошевича. Проще делать вид, что главные экстремисты у нас в России - сумасшедшие, с ножами нападающие на синагоги, и юнцы, путающие футбол с политикой.
Где же они, зоны Русского Косово?
1. Вся территория между Каспийским и Черным морями с запада на восток и между Волго-Донской излучиной и Кавказским хребтом с севера на юг. И дело давно не в Чечне, точнее, не в ней одной. Разбитые нашими войсками бандиты сделали черное дело - они заразили весь русский юг своими идеями. Теперь это зона деятельности таких организаций, как "Ватан" (общество турок-месхетинцев), партия "Нохчи" (кавказское движение), филиалов исламистских международных движений и агентуры турецкой и саудовской разведок. Тут десятки (!) откровенно военизированных организаций, имеющих базы подготовки, склады оружия, щедро финансируемых из неясных источников, но с ясной целью - полное выдавливание русских с указанных территорий с максимальным их физическим уничтожением, а затем включение этих территорий в орбиту влияния мусульманского экстремизма.
В ход идет все. "Ватановцы", например, специализируются на том, что насилуют русских мальчиков, - они знают, что подобное для русской семьи непереносимо, и, как правило, она после такого изуверства покидает место жительства. Звучит дико, но я ничего не выдумываю, это происходит сегодня в русском Прикубанье. В некоторых регионах русских фактически уже не осталось, и выселили их не прямой агрессией, а созданием атмосферы постоянных угроз и конфликтов. Чечня была "зачищена" от русских вооруженным путем со средневековой жестокостью. В Краснодарском крае ни одна молодежная дискотека не обходится без появления тех, кто с криками "Аллах акбар!" затевает драки с русскими ребятами. Однако этих сведений не найдешь в большинстве газет, журналов и новостных выпусках телевидения - мы слышим только о фактах противодействия со стороны русской молодежи и казаков, причем подается это вновь как "русский экстремизм". Между тем казачьи атаманы Юга России уже сейчас открыто предупреждают, что до вооруженного конфликта по косовскому сценарию остается не больше десяти лет. Чужаки многочисленны, у них высокая рождаемость, они пользуются поддержкой государства, "искупающего вину за сталинскую депортацию" (вызванную, напомню, массовой службой у Гитлера - и это исторический факт!).
2. Дальний Восток. Здесь дело обстоит совершенно по-иному, но не менее зловеще. Ручаюсь, что никто из читателей не слышал об организации Hei-shehui. Это китайская триада - мафия, пользующаяся поддержкой государства в вопросе покорения чужих территорий по принципу, сформулированному китайцами еще в древние времена: "Поедать землю врага, как тутовый червь поедает листву". Уже сейчас этот богатейший край, жизненно необходимый для России, на треть заселен китайцами. Они не агрессивны. Они тихи и спокойны. Они просто живут, размножаются и ждут того часа, когда, находясь в соотношении 10:1 с русскими, скажут: "Это наша земля просто потому, что нас больше". Так они делали десятки раз в своей истории. У них есть опыт, терпение, жесткая структура дисциплины и накопления денежных ресурсов. Даже при самом негативном развитии событий на юге России у нас остается неплохой шанс на победу (если не струсит и не предаст собственная власть.) Но в отношении китайской экспансии противоядия не выработано.
3. Москва. Да-да, не удивляйтесь. Именно Москва - столица нашей Родины, а на деле уже давно не нашей, и не столица.
Азербайджанская ОПГ. Численность - до 500 человек, контролирует практически все московские рынки.
Дагестанская ОПГ. Численность - до 200 человек, торгует оружием, боеприпасами, наркотиками.
Ингушская ОПГ. Численность - до 250 человек, похищает людей и контролирует "золотой рынок".
Чеченская ОПГ. Численность - до 500 человек, похищает людей, контролирует казино, гостиницы, ВПК, экспорт стратегического сырья.
Это только верхушка плавающего по Москве айсберга этнической преступности. В реальности за этими группами стоят десятки тысяч (!) их земляков, внешне законопослушно проживающих в Москве, но при этом они вряд ли уважают нас за нашу тупую толерантность, слепоту и продажность нашей власти. Они ЖДУТ. И смеются у телевизоров, когда слышат про "борьбу с экстремизмом", так как знают, что их это не коснется.
Я не упоминаю о Поволжье, где еще не столь давно дискутировался вопрос о принятии в качестве татарского алфавита латиницы, а общества "Алтынзан" и "Идель" формировали отряды, которые убивали русских в Чечне и сербов в Боснии. Я молчу о Бурятии, где в школах бурятские дети зачастую не умеют говорить по-русски, но твердо знают, что главный их национальный герой - Чингисхан. Я оставляю без внимания Калмыкию, у которой периодически возникает зуд суверенности. Все это считается у нас не экстремизмом, а "формами национального самоопределения" или "изучением исторической культуры народа". Даже если вся историческая культура сводилась к безудержному грабежу соседей и междоусобной грызне. Экстремизм - он только русский бывает, еще раз повторяю! И это надо крепко запомнить, если не хотите попасть под суд.
При этом достоинство, честь, история, культура, вера русского народа в расчет не берутся и беззастенчиво подвергаются осквернению. С телеэкранов, с газетных страниц на нас глядит созданный СМИ образ русского - пьяницы, бездельника, матерщинника, мерзавца и бандита. Осмеивается и оплевывается наше прошлое, ставится под сомнение само существование русского народа. Козьма Минин, оказывается, был татарином. На одном из костюмированных представлений детского хореографического коллектива в Казани главные злодеи - группа мальчиков в русских национальных костюмах. В фильме "Сволочи", недавно вышедшем на экраны, нашим дедам приписываются преступления гитлеризма - использование детей в качестве смертников на войне. Примеров тысячи - в жизни, в культуре, просто в быту. И любой протест в отношении этой вакханалии тут же объявляется "ксенофобией" и "тоталитаризмом". Поэтому большинство людей предпочитает молчать, "не связываться". И отсюда впечатление, что русский народ согласился с навязанной ему личиной.
Проблема только одна. Век благоглупости, как правило, короток. И умирает она не тихо-мирно, а в крови и стонах - к сожалению, стонут и исходят кровью не те, кто в благоглупости виноват. Когда наши солдаты гибли в Афганистане, было много крика о "ненужности" этой войны. Между тем, благодаря ей мы на десять лет оттянули воцарение в России наркотического хаоса, который обошелся нашей стране не в 14 тысяч жизней, как Афган, а в сотни тысяч. Когда разваливался СССР, все кричали о "цивилизованном разводе", не желая замечать гор русских трупов и толп русских беженцев. Теперь снова слышатся с трибун призывы "пожертвовать во имя", "не сводить счетов", "найти общий язык", "не разжигать" и "не нагнетать". Но все это уже пройдено.
Мы вышли из болота этих фраз по шею в собственной крови. Мы поступились тем, что завоевали для нас наши предки, - морями и горами, честью и достоинством, здоровьем нации и верой в будущее. Теперь у нас хотят просто отнять то, что осталось. Я понимаю происходящее так и только так. Но лично у меня остался только мой дом, моя мама, мои друзья и могила моего деда - ветерана Великой Отечественной войны. У меня нет ни счетов в банках, ни вилл на берегах теплых морей, ни друзей в западных правительствах. И на свете не найдется ни одной причины, по которой я сочту возможным отдать последнее. Только через мой труп. Если власть готова за это убить меня и таких, как я (а это большинство русских), - что ж. Убила же она в последние 15 лет попустительством преступности и собственным безволием уже миллионы моих сограждан?
Я никому не желаю зла. Пусть каждый живет на своей земле и молится своим богам. Но от того, что я рассказал, не удастся уйти в монастырь и не получится скрыться за разговорами о правах человека. Рано или поздно у нас потребуют ВСЕ. Я не выдумал этого. Спросите сербов. Спросите наших беженцев. Спросите людей с окраин страны. Они расскажут вам, как это происходит. Расскажут правду о десятках русских девочек и мальчиков, мужчин и женщин, чью жизнь прервали только потому, что кому-то понадобился их дом, их машина, их земля. У нас неизбежно потребуют ВСЕ просто потому, что мы приучили окружающих: русские уступают бесконечно. Уступят и теперь. Чтобы не прослыть экстремистами. Ведь это так страшно - русский фашизм...
В конце 80-х годов в Чечне был убит 12-летний русский мальчик. Ему нанесли сорок ударов ножом, и в его гибели обвинили троих русских же подростков. И только когда в ходе следствия выяснилось, что ребенка ИЗНАСИЛОВАЛИ перед смертью, а количество ножевых ударов точно соответствует сорока тысячам рублей, которые предлагали его отцу за дом с большим садом некие "люди", "чтобы убрался в Россию", только тогда следствие смогло найти настоящих убийц. Но наказать не успело. Грянула независимость.
Впрочем, мне хочется верить, что эти подонки были все-таки наказаны в последовавшей страшной войне...
Простить? Начать с чистого листа? Хватит. С чем мы останемся, когда на Куликовом поле воздвигнут ваххабитскую мечеть (Карнеги-холл, памятник генсеку ЦК Компартии Китая - не все ли равно!)? И что нам останется? Неужели только повеситься где-нибудь в бараке за полярным кругом от тоски и стыда? А ведь и такое бывает. И нередко. Сербы, по крайней мере, могут утешаться тем, что они сражались против остального мира десять лет. Им есть, что оставить своим подрастающим детям: веру, надежду и память. А что оставим мы, если из страха перед призраками покинем ПОСЛЕДНИЕ рубежи? Есть вещи и пострашнее смерти.
Поймите меня правильно. Вчитайтесь. Я вовсе не выкрикивал экстремистских лозунгов. Я ПРОСТО ПЕРЕЧИСЛИЛ ФАКТЫ. ТАКОВЫ ФАКТЫ. ПОНИМАЕТЕ? И я не виноват, что они не укладываются в рамки политкорректности!

О.Н. ВЕРЕЩАГИН,
сельский учитель.
Тамбовская область.

↑ Наверх


Источник: http://www.ldpr.ru/press/analitics/4245/
Категория: Мои статьи | Добавил: ssr (15.12.2008)
Просмотров: 684 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0